ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ ТЕАТРА
заслуженный деятель искусств России
ВЯЧЕСЛАВ ДОЛГАЧЕВ
Заказ билетов по телефону:
(499) 182-03-47

Версия для слабовидящих


Виолетта Давыдовская: мечтаем перебраться в Подмосковье

Автор: Александр ЛОГУНОВ
Источник: журнал "Подмосковье" № Декабрь'14
23.12.2014


Московский Новый драматический театр находится в удивительном месте – близ платформы Лось, практически на границе столицы и области. Оттого своим его считают и москвичи, и жители ближнего Подмосковья.

Виолетта ДавыдовскаяЗрители любят театр за выразительный и тонкий репертуар, за впечатляющее актёрское созвездие, в котором ярким светом сияет звезда блистательной Виолетты Давыдовской.

– Виолетта, просматривая комментарии к вашим работам, я увидел занятное признание. Одна девушка пишет: «Виолетта – очень точная актриса… Таких сейчас нет!» Как думаете, что имелось в виду?

– Да, подобные слова всегда приятно слышать. Мне кажется, зрители чувствуют ту искренность, которую мне удаётся транслировать через свои роли. Каждая актриса доносит то, что есть внутри её – не что-то пытается изображать, а именно то, чем богата её душа. А тут уже кому что Бог дал… Я делюсь своей энергией – и если она пробуждает такие добрые эмоции, значит, зритель мне верит.

– У вас очень разные роли – получается, и внутри всё неоднозначно?

– Как и в любом человеке, тем более связанном со сценой, где приходится переживать много разных и непростых жизней. И тут всё, что в тебе есть, твои фантазии, твои ощущения, твои знания – всё вкупе и является зрителю.


О секретах красоты:

Мне очень важно выглядеть хорошо – потому никаких сигарет, алкоголь крайне редко, спорт – обязательно!


«Сейлемские ведьмы». Элизабет – В. Давыдовская; Джон – А. Зачиняев   «Тойбеле и ее демон».  Тойбеле – В. Давыдовская

– Вы в профессии много лет – неужели она ещё не превратилась для вас в некий конвейер из ролей и у вас по-прежнему возникают трепет и волнение?

– В этой профессии поток невозможен – ты выходишь на сцену, и у тебя происходит невероятный выброс адреналина. Всегда! Каждый выход – как прыжок с парашютом. Непременно включается инстинкт самосохранения. Волнение невероятное. Особенно в сложных спектаклях. И, конечно, всё ещё случаются осечки.

– Например?

– Например, в спектакле «Додзедзи – храм» – там нет линейности сюжета и простых диалогов, всё очень переплетено и крайне сложный текст. И однажды вместо этого текста у меня в голове возник совершенно белый лист! Ситуацию спас мой партнёр Дима Шиляев. Он не растерялся и мастерски вернул меня в роль. Надеюсь, зрители ничего не заметили.

«Додзедзи – храм» Антиквар – А. Сутягин, Киёко – В. Давыдовская

Кстати, в кино немножко по-другому: всегда можно сделать новый дубль. Но и там свои  суровые требования, и своя особая магия, и непременно восхитительные, вдохновенные люди.

– И всё же, театральная карьера ближе и роднее?

– Нет, я одинаково люблю и киносъёмочный процесс, и театр. Иногда думаю: «Вот я без театра», – и понимаю, что это невозможно. С кино то же самое, особенно, когда вижу хорошую картину или сериал.

– А есть ли ревность – хорошее кино, и без вас?

– Конечно! Появляется целая гамма самых противоречивых ощущений. Раньше даже зависть была. Долго я себя приучала к тому, что это неправильная реакция…

На самом деле, это как мечта – когда человек, к примеру, видит настоящую любовь, он думает: «Боже ж мой, почему это не со мной, не у меня».

Слияние двух эпох — на съёмках фильма «1612: хроники смутного времени» (в роли Ксении Годуновой, реж. Владимир Хотиненко)   Виолетта Давыдовская

– Сложно ли вам играть настоящую любовь? Надо ли вам самой, как девушке, это пережить? Или прочла пять страниц Станиславского – и вперёд.

– Какие глупости! Любовь нельзя играть, не соприкасаясь с ней в личной жизни. Эмоции, безусловно, влияют на то, как ты играешь, как ты подаёшь роль. Кстати, я очень люблю наблюдать через свою игру за всем, что происходит со мной, внутри меня. Особенно в драматические моменты жизни.

– Приходится ли отказываться от ролей, которые противоречат вашему мировосприятию?

– Слава богу, у меня такого выбора не стояло. И я все свои роли безумно люблю. Впрочем, у меня есть агент, которая возможно тихонько отсеивает что-то уж совсем неадекватное. Она обо мне заботится. Сразу говорит – вот в этой роли твоя героиня погибает, а тут постельная сцена – как ты на это смотришь?

– И как вы на это обычно смотрите?

– По-разному. В первую очередь, я же живой человек и, на самом деле, мне даже целоваться в кадре очень сложно, что уж тут говорить о постельных сценах…

«Зверь». Дочь – В. Давыдовская, Отец – О. Бурыгин

– Вы говорили о драматических моментах? Часто ли они происходят?

– Куда без этого. Много чего происходит в жизни. Но это, скорее, гиперличные моменты – о них рассказывать не хочется. Конечно, у каждого из нас есть свои скелетики в шкафу.

– Но многие ваши коллеги этим живут: скандальными хрониками создают себе имидж. Вас же увидеть на страницах жёлтой прессы сложно. Почему?

– Я как-то дала интервью одной бульварной газете – а они взяли, да всё переиначили. Сокровенное выставили в подзаголовок, сделали на этом акцент. А ведь обещали лишь аккуратненько коснуться. Мне же потом стали звонить все: ты с ума сошла? Бабушка из Владикавказа позвонила: ты что, Виолетта?!

Теперь я стараюсь не транслировать личную жизнь.

Из личных архивов   Из личных архивов


О соцсетях: 

Один парень очень хотел мой автограф – сам на другом конце страны. Я ему в айпаде на фотографии расписалась, выслала. Он был невероятно рад. Такие вещи делать приятно. Но случается, пишут какие-то странные, хамоватые типы: «О, ты актриса, как дела, давай встретимся!» В интернете проще, чем в жизни – легко можно изолировать нежелательных элементов.


– И всё-таки сделайте для нас исключение, расскажите о дочке Анне? Она уже стала дитём закулисья?

– О, да! Я всегда стараюсь брать её с собой в театр – и мне кажется, ей это безумно нравится. Анютке три года – и она уже человек со своей системой взглядов и вкусов. Очень любит наш спектакль про войну «Пел соловей, сирень цвела». Там есть сцена, где мы танцуем – и Ане всегда хочется выйти и танцевать вместе со мной… Девочки-гримёры еле удерживают её.

А вообще, мои дочь, муж, мама – здоровы и счастливы. И это самые лучшие ощущения. Думаю, любая девушка меня поймёт.

«Когда приезжаю за город , получаю колоссальное удовольствие — мне там по-настоящему хорошо!»

– И насколько известно, вы всей дружной компанией собираетесь покинуть столицу и перебраться в Подмосковье?

– Я очень на это надеюсь. Мы уже купили участок в Пушкинском районе, недалеко от Тишково – и хотим построить там наш новый мир. Пока же, правда, он на стадии голой земли, небольшого лесочка и скромной бытовки. Но когда мы туда приезжаем, я получаю колоссальное удовольствие – мне там по-настоящему хорошо! Особенно рада мама: головная боль проходит, давление нормализуется. В Москве не так – невероятно тяжело, когда нет солнца. А там всё равно какая погода – дождь, холод – неважно, нам там тепло и уютно.

– Кстати, у вас уже есть опыт – в спектакле «Богатые невесты» вы вполне убедительно играете в подмосковную жизнь.

– Очень люблю этот спектакль. Островский написал пьесу почти 140 лет назад, мы же играем, как говорится, в современной интерпретации. Но наш Вячеслав Васильевич (Долгачёв – художественный руководитель МНДТ – прим. ред.) – очень тонко сумел передать дух Подмосковья. Воссоздать тот милый дачный подмосковный уют, который описывал классик, и к которому так хочется побыстрее приобщиться.

– Однако скоро мы все приобщимся к Новому году – вы уже наметили, как будете встречать 2015-й?

– Пока точно не решили: либо всей семьёй поедем к кому-нибудь, либо пригласим самых близких и любимых друзей к себе. Хочется весёлого и шумного праздника!

Беседовал Александр ЛОГУНОВ, фото из архива Виолетты Давыдовской и Московского Нового драматического театра



← Вся Театр