ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ ТЕАТРА
заслуженный деятель искусств России
ВЯЧЕСЛАВ ДОЛГАЧЕВ
Заказ билетов по телефону:
(499) 182-03-47

Версия для слабовидящих


Готовим антикризисную пьесу «Top dogs»

Автор: Елена Алексеева
Источник: "Ярославский вестник", № 5 (122), май 2009 г.
25.05.2009


Евгений Васильевич Вихрев был сильно удивлен и смущен, когда узнал, что про него хотят написать в газете. Уже больше 30 лет он служит заведующим литературной частью Нового драматического театра. Короче говоря, он — завлит.
 
— У нас есть отличные актеры, есть замечательный художественный руководитель Вячеслав Васильевич Долгачев, про них и надо писать. А что я! Литературный червь. Должность в общем-то почти анонимная. Моя работа мало кому видна, и это правильно. На завлита ведь даже нигде не учат, им становятся в процессе работы. Завлитство для меня — это любовь к театру…
 
У Евгения Васильевича должность, может быть, и незаметная для непосвященных, но очень важная для театра. Все знаменитые наши театры — тот же МХАТ или «Современник» — имели своих замечательных завлитов, которые не только искали пьесы для постановки, но и влияли на всю
жизнь театра.
 
За три десятка лет Вихрев также немало послужил Новому драматическому. Многие премьеры состоялись благодаря тому, что вначале именно им безошибочно выбиралась пьеса.
 
— Евгений Васильевич, вы вот говорите, что на завлита нигде не учат, а как вы им стали?
 
— Вообще, я закончил актерский факультет Школы студии МХАТ в 1969 году. Руководителем нашего курса был Олег Николаевич Ефремов. Четыре года я работал актером в «Современнике». К счастью, вовремя понял, что сцена — это не мое. Будучи актером, вовсю сочинял пьесы, прозу, инсценировки. Они шли на сценах. Например, три сценария написал вместе с Олегом Павловичем Табаковым, и он поставил их на радио. Я трудился в музее «Современника» с Елизаветой Исааковной Котовой, легендарным его завлитом, общение с которой не прошло бесследно и повлияло на мое становление. C cоздателем Нового театра Виктором Карловичем Монюковым, знаменитым педагогом Школы-студии МХАТ, я был хорошо знаком, эстетика его театра была мне близка. Так, с 1978 года я здесь и тружусь. При мне здесь поставлено уже более 80 спектаклей.
 
— Когда вы ищете литературный материал для постановки, какими критериями руководствуетесь?
 
— Придя на спектакль, зритель должен узнать в увиденном что-то из своей жизни, из своих переживаний — важно его личное соучастие. Тогда актеры и зрители образуют единое целое, тогда возникает театр с большой буквы. Причем это касается как современной пьесы, так и классики. Хотя с современными пьесами сложнее. Пишут очень много. У меня все стеллажи и шкафы забиты этими сочинениями. Диалоги умеют писать все, это просто. А вот чтобы судьбу человека выписать, дать конфликт, сочинить при этом интересную историю, это мало кому удается. Вообще, пьеса — самый трудный литературный жанр.
 
— Знаю, что в Новом драматическом идут пьесы, которые ни разу не шли в России…
 
— Да, такова, например, драма швейцарского писателя Урса Видмера «Топ догс», премьерой которой мы откроем следующий сезон. Она не возникла бы в нашем репертуаре, если бы не разразившийся во всем мире экономический кризис. В пьесе говорится о том, как благополучные трудяги в одночасье оказываются на улице и как из этой ситуации они выкарабкиваются. Это чистая трагикомедия, и мы определили жанр этого действа как экстремальная психотерапия. У нас идет уникальная пьеса — комедия Вольтера «Чудаки», которая мелькнула в России только однажды, в Питере в 1917 году. Так что, по сути, мы её открыли для нашего зрителя.
 
— У вас много идет детских спектаклей…
 
— Пять названий. Пьесу для детей найти ещё сложнее. К нам ведь ходят совсем маленькие дети, а для них мало пишут. У нас есть очень красивый спектакль «Синдбад-мореход». Эта пьеса была написана в 1982 году, её как-то не заметили, а материал замечательный. Авторы Шульжик и Фридман были искренне удивлены: где мы раскопали их пьесу? У нас все знают Григория Остера как автора «Вредных советов». Мы же первые поставили его пьесу «Клочки по закоулочкам», открыв для широкого зрителя его как драматурга. Он также был приятно удивлен, что театр им заинтересовался, и даже специально для нашего спектакля написал ещё тексты песен. Пьесу-сказку великого русского писателя Ивана Шмелева «Догоним солнце», написанную в 1918 году, также до нас не ставили. А это ведь настоящий шедевр!



← Вся Театр