ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ ТЕАТРА
заслуженный деятель искусств России
ВЯЧЕСЛАВ ДОЛГАЧЕВ

Настоящий Запад, рецензия "Театральной кассы"

Автор: Мария Сперанская
Источник: «Театральная касса» № 12 2005
01.12.2005


Как бы вы повели себя, окажись в одном месте с хамоватым, неопрятным, подвыпившим, задиристым бомжем? Наверное, быстро разобрались бы с ним по-русски! Но эта драматическая история развивается не у нас, а в США, где местные жители научились быть толерантными. Даже если оппонент отвратителен, они, пытаясь избежать агрессии, делают в его сторону успокаивающий жест рукой с открытой ладонью, словно соглашаясь: «О'кей! Нет вопросов!». Зато по статистике в этой стране меньше бытовых убийств. Почему бытовых? Да потому, что бомж и чистенький очкарик-сценарист в «Настоящем Западе» — родные братья, давно не видевшиеся и не интересовавшиеся судьбой друг друга, а теперь случайно одновременно поселившиеся в квартире своей уехавшей по делам матери. Пока сценарист Остин (Никита Алферов) тщится написать очередную страницу любовного сериала, его непутевый брат Ли (Михаил Калиничев), даже не пытаясь сдерживать пивную отрыжку, валяется в грязных ботинках на диване и наливается злобой оттого, что столь ерундовое дело — слезливые диалоги для киношки — приносит кому-то, но не ему приличный доход. Его философия очень напоминает философию Шарикова, который мечтал «все поделить». Ли считает, что брат должен поделиться с ним интеллектом, и заставляет сочинять за себя вестерн, диктуя интригу будущего «шедевра». Это лишь самое начало очень жизненной, близкой гражданину любой страны истории, которая в очередной раз ставит вопросы: прав ли тот, кто сильнее? всегда ли выигрывает умный? действительно ли в нашем мире деньги решают все? Ответ прост и циничен: смотря в какую игру играть.

За два с лишним часа между братьями — современными принцем и нищим — многое произойдет, вплоть до того, что в какой-то момент протрезвевший и просветленный бомж будет сосредоточенно сидеть за пишущей машинкой, а подавленный интеллектуал ползать по комнате с бутылкой виски в руке. Обоим актерам досталась нелегкая задача — играть пьяных. Михаил Калиничев (Ли) в состоянии на рогах вообще пребывает практически весь спектакль и делает это виртуозно, без малейшего намека на перехлест, натуралистично и в то же время избегая штампов. Кстати, в постановке вообще много натурализма, что ещё сильнее приближает её к действительности. Порой кажется, что, неторопливо проходя мимо, становишься невольным свидетелем происходящего за освещенным окном чьего-то коттеджа. Если здесь ругаются, то весьма доходчивыми словами, если едят-то яичницу и тосты, пожаренные прямо на сцене, буквально перед носом у зрителей, а если крушат пишущую машинку клюшкой для гольфа, то от души, не жалея реквизита.

В финале, воя как два тоскующих койота в прерии Дикого Запада, братья протягивают друг к другу руки, но так и не могут обняться.



← Вся Театр