ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ ТЕАТРА
заслуженный деятель искусств России
ВЯЧЕСЛАВ ДОЛГАЧЕВ
Заказ билетов по телефону:
(499) 182-03-47

Версия для слабовидящих


В пространстве времени быстротекущем

Автор: Юрий Фридштейн
Источник: «Планета КРАСОТА», № 07–08, 2008 г.
07.08.2008


Если бы давали премию за романтизм, то первым и непререкаемым её обладателем стал бы, несомненно, Владимир Богатырев. Режиссер с трезво-взрослым талантом и дивно-детским умом. Вот с таким умом и с таким талантом Бог угадал-таки его родиться в России — и, смею предположить, что как ему здесь подчас ни трудно, — а в любом другом месте было бы стократ труднее. Либо — совсем невозможно. В этом смысле, мне кажется, очень здорово, что, помимо занятий режиссурой, он ещё и преподает в РАТИ (ГИТИСе), ибо есть в нем оптимальное сочетание Ремесла и Мировоззрения, которое явно способствует рождению талантливых артистов с неравнодушной душой.
 
Однако, к делу. На сцене Нового драматического театра Богатырев сочинил весьма славный спектакль, названный им «Лиза, Лизка, Лизавета», с указанием жанра «фантазия». Литературная основа — повесть Николая Карамзина «Бедная Лиза», написанная в 1792 году, и рассказ Николая Евдокимова «Лиза-Елизавета, последняя жительница деревни Полянка», датированный 2006 годом. Уже не впервые умный и чуткий соавтор и сомысленник Богатырева в этой затее — художница Лилия Баишева. Создателям истории про Лизку-Елизавету вполне чужды и пафос, и любого рода нравоучения — оттого канва действия чаще забавна, даже комедийна: в некой деревне Полянке, где было когда-то сорок два дома, полных обитателей и живой жизни, жителей осталось всего двое — старый дед Федот, «философ и мыслитель», сочиняющий летопись жизни родной деревни аж со времен язычества (Кирилл Болтаев), и «не достигшая сорокалетнего бабьего века» Лизка, за неимением лучшего сочиняющая историю собственной жизни. И хоть и любит она очень свою тезку, «бедную Лизу», и оттого её историю постоянно и перечитывает и заново переживает, — но свою жизнь все же творит иначе. Сцены из карамзинской повести с лизкиными комментариями и, я бы сказал, «режиссурой», очень складно вплетены в ткань её собственной истории, и Ирина Бондарева с Даниилом Мунаевым их разыгрывают с тем наивным мелодраматизмом, который, наверное, был присущ актерской игре двухвековой давности: они очень серьезны, очень трогательны, местами очень смешны — в любом случае абсолютно достоверны. Словом — таковы, какими их ощущает Лизка.
 
Совершенно городской человек, Богатырев, некогда сменивший одну столицу, Петербург, на другую, Москву, каким-то образом умеет ставить в «народном стиле» без фальши. И если «дела давно минувших дней» разыгрываются на сентименталистских котурнах, то история про «последнюю жительницу деревни Полянка» — это такая, опасная на самом деле, сказовая стихия, у Богатырева и его артистов, тем не менее, звучащая на удивление органично. Главное здесь «попадание» — Ольга Беляева, играющая Лизку — трогательной — нелепой — глупой — умной — тонкой — несчастной — счастливой… В любом случае — невероятно чуткой, умеющей слышать и литературную героиню из позапрошлой жизни, и тех, с кем рядом проживается её собственная реальная жизнь. Восхитительная «русская женщина на rendez-vous», если чуть перефразировать Чернышевского: та, что вопреки и наперекор всем и всему — будет жить сама, и в этом именно её красота и её негромкий триумф. Мне очень понравился Дмитрий Светус, с таким чудесным щедрым теплом играющий незадачливого Ваньку-Каина. И ещё — одушевленные режиссером лизкины «односельчане»: курица Анфиса, «похожая на старушку, с трясущейся головой» (Юлия Кравченко) и Петух Борька, «личность загадочная, весь в себе, молчун» (Антон Морозов). Они, собственно, составляют третью «любовную пару» спектакля, и замечательно ведут собственную мелодию.
 
И ещё в спектакле замечательно поются русские песни. Я таких никогда не слыхал, но, уверяю вас, они прекрасны. «В пространстве времени быстротекущем» (это — название цикла рассказов Николая Евдокимова, в который входит и «Лиза-Елизавета…») Богатырев умеет находить закоулочки, заглянуть в которые, кроме него, никому в голову не придет. Да оно и к лучшему — потому что никому другому эти закоулочки все равно тайн своих не откроют. Слово надо знать и иметь в своем владении тот самый «ключ от дорогого рояля». Маленький такой ключик…



← Вся Театр