ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ ТЕАТРА
заслуженный деятель искусств России
ВЯЧЕСЛАВ ДОЛГАЧЕВ
Заказ билетов по телефону:
(499) 182-03-47

Версия для слабовидящих


Зеркало

Автор: Артем Солнышкин
Источник: «Московский ритм. Журнал о сегодняшней жизни города», ноябрь — декабрь 2007
10.01.2008


Главный режиссер Нового драматического театра Вячеслав Долгачев любит играть со временем. Перспектива, обращенная в прошлое, как, например, в давней его работе «За зеркалом» на сцене МХАТа с Галиной Вишневской в роли Екатерины II, или в будущее, как в «Звере», волнует его. Он умеет, казалось бы, устаревшее делать живым и актуальным, а события сегодняшнего дня помещать в контекст эпохи. «Дочки-матери» Александра Володина — тому доказательство.
 
Сюжет сегодня выглядит почти наивным: девушка, воспитанная в детском доме, приезжает в Москву и заявляет вполне благополучной даме-хореографу, что она — её мать. Причем, драматург сразу снимает меркантильный аспект, девушка с порога объясняет, что имеет хорошую зарплату и уважение товарищей по работе. Нравственный аспект тоже снимается довольно быстро, поскольку налицо явная ошибка. Но случайность, приведшая юную Ольгу в семью Елены Алексеевны, неожиданно обнаруживает конфликты именно в этой семье, конфликты тщательно скрываемые, а посему и прорывающиеся наружу в самый неподходящий момент.
 
В тексте пьесы довольно много бытовых подробностей ушедшей от нас эпохи (пьеса написана в начале 1970-х), прямолинейность Ольги, понятная в эпоху партсобраний и субботников, сегодня вызывает смех, но к этим приметам времени режиссер относится с мягкой иронией, предлагая зрителю задуматься над сутью затронутых Володиным проблем.
 
Художник Маргарита Демьянова пересекает сцену по диагонали огромным зеркалом. Это стена балетного класса, где совершенствуются воспитанники Елены Алексеевны, но и метафора стены непонимания и конформизма, которой окружают себя герои спектакля. Хотя на первый взгляд все благополучно: Резо (Дмитрий Вагин) дружит с дочерьми Елены Алексеевны (Надежда Пылаева и Александра Змитрович), Вадим Антонович (Андрей Зенин) не чает души в жене и старом приятеле Воробьеве (Анатолий Сутягин)... В спектакле Долгачева нет второстепенных персонажей, партитура каждой роли выстроена и вписана в общий ансамбль, даже если это эпизоды, как, например, у Марии Савиной (участница балетной студии Флора) или Ксении Громовой (подруга Ольги). А в центре спектакля — дуэт или, если хотите, дуэль Ольги и Елены Алексеевны.
 
Ирина Мануйлова меньше всего склонна трактовать свою Елену Алексеевну в стиле ретро. Напротив, эта стильная, моложавая женщина вполне могла бы и сегодня руководить каким-нибудь эстрадным коллективом или преподавать танец на «Фабрике звезд». Интеллигентна, неглупа, сдержанна. Она искренна в своем отношении к Ольге и отлично понимает разницу в мировоззрении и воспитании, их разделяющую. И во втором акте она злится не на Ольгу, а на саму себя, потому что Ольга озвучила то, в чем она боялась себе признаться. С трудом выстроенный мир внешнего благополучия — семейного и профессионального — вдруг рушится из-за невоспитанной девчонки...
 
Перед дебютанткой Еленой Муравьевой стояла ещё более сложная задача. Очень легко сыграть Ольгу грубоватой комсомолкой, не обращающей внимания на интеллигентские комплексы. Но Муравьева по этому пути не пошла. Она соткала свою героиню из противоречий: врожденная ранимость соседствует с выработанной годами общежития жесткостью, открытость и интерес к людям — с неумением прислушаться к чужой точке зрения, девическая застенчивость — с откровенной бестактностью. Актриса не спешит осуждать героиню, но и не спешит её оправдывать. Но в какой-то момент Ольга и Елена Алексеевна оказываются равны в своей беспомощности стать счастливыми и сделать счастливыми тех, кто рядом. А это уже очень сегодняшняя проблема, которую, как зеркало, отразил спектакль Вячеслава Долгачева по такой, вроде бы, несовременной пьесе.



← Вся Театр