ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ ТЕАТРА
заслуженный деятель искусств России
ВЯЧЕСЛАВ ДОЛГАЧЕВ
Заказ билетов по телефону:
8(499) 182-03-47

Версия для слабовидящих


Живой журнал Григория Печорина

Автор: Ирина АЛПАТОВА
Источник: «Театрал», октябрь 2012 г.
11.10.2012


В то время, как героев нашего времени (или их антиподов) повсеместно ищут в творениях молодых драматургов, художественный руководитель Нового драматического театра Вячеслав Долгачев обратился к классическому первоисточнику, поставив на сцене своего театра спектакль «От первого лица» по хрестоматийному роману Михаила Лермонтова «Герой нашего времени». Естественно, представлен фрагмент этого произведения, его финальная часть «Княжна Мери».
 
Здесь сошлись эпоха лермонтовская, наше восприятие вечных вопросов и условная театральность. Художник Владимир Ковальчук отнюдь не претендовал на достоверность примет времени и места. В его вращающихся белых полукруглых конструкциях можно разглядеть и абрис горных склонов, и пропасти, и облака. Оборотная сторона — и вот вам фрагмент дома с окнами, дверными проемами и нехитрой мебелью. Быт как таковой здесь и не нужен совсем, ведь главное — это острая, болезненная, порой циничная, временами отчаянная исповедь главного героя Григория Печорина.
 
Спектакль и впрямь напоминает некий «живой журнал», но литературно-сценический. Михаил Калиничев — Печорин выставляет даты и начинает рассказ о событиях дня, перемежающийся с очередным исповедальным моментом. Все прочие персонажи в эти минуты замирают то в танцевальных па, то в позах застывшей беседы. А затем снова жизнь и сценическая действенность вступают в свои права.
 
В контексте любимых публикой зрелищных постановок Вячеслав Долгачев отчасти рискует, но не спешит отказываться от больших монологов и зон молчания, длительных бесед о смысле жизни и человеческом одиночестве (как, например, в диалогах Печорина — Калиничева и диктора Вернера — Олега Бурыгина). Им, быть может, даже придается большее значение, чем лирическим эпизодам с княжной Мери — Анастасией Безбородовой или Верой — Виолеттой Давыдовской. Эти жизненные ситуации подчас похожи на неяркие иллюстрации к откровениям главного героя, то ироничным до сарказма, то отчаянно щемящим. Хотя своя правда здесь есть у каждого — и у юного горячего Грушницкого — Александра Зачиняева, и у матери Мери, княгини Лиговской — Ирины Мануйловой, да и у всех прочих.
 
Но большой роман, как известно, неохватен. И лучше уж определить главное и сконцентрироваться на нем, чем пытаться рассказать обо всем и сразу. А это главное прекрасно удается Калиничеву — Печорину: соединить веками уже проверенный классический сюжет, лермонтовские философствования с собственным актерским темпераментом и пониманием того, зачем он сегодня выходит на сцену в этой роли. Зритель же в этом спектакле — еще одно действующее лицо, пусть это действие и ограничено мыслительным потоком.
 
Обозреватель «Театрала» задал несколько вопросов режиссеру спектакля «От первого лица» Вячеславу Долгачеву.
 
— Легко ли было найти исполнителя на главную роль?
 
— Когда мы приступали к репетициям, встал вопрос: а кто в труппе Печорин? Перечитав роман, я понял, что сегодня Печориных много. И все они разные. Их так много, что именно это, мне кажется, делает сегодня этот роман актуальным. Печорин сидит в каждом, кто потерял себя, кто не может вписаться в социум, не видит впереди цели и не находит дороги. И поэтому мы назвали спектакль «От первого лица». И поэтому у нас эту роль играют два совершенно разных исполнителя, Михаил Калиничев и Евгений Рубин, каждый из которых по-своему Печорин, которого они находят в себе самом.
 
— Сегодня в наибольшей моде современные темы и тексты. Насколько реально сказать классикой о нынешнем дне?
 
— Абсолютно реально. Причем для этого классику не нужно переписывать или примитизировать, подстраиваясь под уровень сознания тех, кто не в состоянии ее воспринять. Гениальное произведение попадает в любого и напрямую.
 
— Кто сегодня, по-вашему, «герой нашего времени»?
 
- В том-то и дело, что у Лермонтова это ироничное название. И, к сожалению, толпы «негероев» сегодня — это массовое явление. Не просто кто-то один, но целое потерянное поколение.
 
— А герой в позитивном значении просто отсутствует?
 
- В этом весь ужас нашего времени. Сегодня мы все страдаем от отсутствия героев, идеалов и ощущения верного пути. Доминирует некое отчаяние. Я не пессимист, просто ощущаю такой жизненный период. Это реальный взгляд на вещи. У нас нет сегодня никакой национальной идеи, отсутствует идеология, ведь нельзя же считать идеологией поклонение «золотому тельцу». Поэтому мы сегодня имеем то, что имеем. И поэтому сегодня я делаю "Героя нашего времени".



← Вся Театр