ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ ТЕАТРА
заслуженный деятель искусств России
ВЯЧЕСЛАВ ДОЛГАЧЕВ

Версия для слабовидящих


«Российская газета» в Японии о спектакле «Додзёдзи-храм»

Автор: 
Источник: Источник
05.03.2012


20 февраля 2012 г. в японском отделении «Российской газеты» вышла заметка о спектакле «Додзёдзи-храм».
 
Русский перевод:
 
«Современный театр Но» в Москве
 
Московский Новый драматический театр представил спектакль «Додзёдзи — Храм» режиссера Вячеслава Долгачева по пьесам Юкио Мисимы «Додзёдзи» и «Надгробие Комати». 
 
Театр, созданный в 1976 г. на базе выпускников Школы-студии МХАТ, примечателен тем, что ставит малоизвестные пьесы как классиков мировой драматургии, так и современных авторов.
 
Режиссер Вячаслав Долгачев руководит театром с 2001 г. Он с успехом продолжает его традиции: основной упор делается на изысканную драматургию для интеллектуально подготовленной аудитории.
 
«Додзёдзи — Храм» — первая в Москве постановка пьес из цикла «Современный театр Но». Как правило, в московских театрах ставятся уже знакомые определенной части российской публики произведения Мисимы, такие как «Исповедь маски», «Маркиза де Сад» и «Парчовый барабан». 
 
На вопрос, почему выбор пал именно на Мисиму, Вячеслав Долгачев отвечает: «Мисима интересен тем, что помещает сюжеты из древности в современную урбанистическую среду, и это как никогда актуально и остро, ведь современное общество перестает ценить такие вечные понятия, как любовь и творчество». По мнению режиссёра, в пьесах «Додзёдзи» и «Надгробие Комати» это особенно очевидно.
 
Долгачёв верит, что русским зрителям будут близки идеи японского классика, так как в эпоху глобализации, когда один город похож на другой, современные герои не имеют выраженных национальных черт. Кроме того, текст пьесы написан автором так, чтобы притчи, изложенные в духе традиционного театра Но были понятны не только японскому, но и европейскому зрителю.
 
Судя по успешности спектакля, режиссёр не ошибся с постановкой. Русскому зрителю оказались близки затронутые в спектакле темы одиночества, выбора между голосом сердца и разума.
 
Декорации и костюмы актеров предельно просты. В них нет ничего «типично японского» в понимании русского человека. Это позволяет зрителям сосредоточиться на сюжете, не отвлекаясь на лишние детали. Пожалуй, режиссер точно уловил ту самую «японскую самобытность», которая заключается в простоте, лаконичности и легком привкусе старины. Удивительно, что при этом Долгачёв никогда не был в Японии: «эта страна пока остается моей мечтой», — признаётся он.
 
Режиссёр пока не планирует ставить произведения других японских авторов: «Когда я почувствую такую необходимость, возможно, я снова обращусь к кому-то из японцев». 



← Вся Театр